Судебные экспертизы в гражданском и арбитражном процессе: теоретические и процессуальные аспекты. Судебная экспертиза - основная форма использования специальных знаний в гражданском судопроизводстве

1
228
0

Время чтения: 14 минут

В социально-экономических условиях современной России в гражданском судопроизводстве существенно возрастает роль специальных знаний, что обусловлено в первую очередь необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения зашиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности. Кроме того, происходящая на настоящем этапе научно-технической революции интеграция и дифференциация научного знания предоставляет возможность использования в доказывании все новых достижений современной науки.

Специальные знания в процессе гражданского судопроизводства могут использоваться как в процессуальной форме, когда результаты их применения имеют доказательственное значение, так и в непроцессуальной форме.

Среди видов процессуального использования специальных знаний в гражданском судопроизводстве основным является судебная экспертиза, сущность которой состоит в анализе по определению суда сведущим лицом - экспертом - предоставляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказательств), а также различных документов с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое является одним из предусмотренных законом доказательств. Основным носителем специальных знаний согласно ГПК, АПК является эксперт, использующий свои специальные знания в процессуальной форме при производстве судебной экспертизы.

В гражданском процессе предусмотрен и другой вид процессуального применения специальных знаний. Согласно ст. 188 ГПК в необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества). Консультации специалиста даются в устной или письменной форме на основе профессиональных знаний, без проведения специальных исследований. Следует отметить, что консультация специалиста, данная в письменной форме, оглашается в судебном заседании и приобщается к делу, а консультации и пояснения специалиста, данные в устной форме, заносятся в протокол судебного заседания. В целях разъяснения или дополнения консультации специалисту могут быть заданы вопросы.

Судья, обладая специальными знаниями и соответствующими научно-техническими средствами, в принципе может обойтись без помощи специалиста, но это случай скорее гипотетический, чем реальный. В то же время в законе прямо указано, что в допросе свидетеля в возрасте до 14 лет должен участвовать педагог (ст. 179 ГПК).

Хотя АПК не содержит статей, прямо описывающих участие специалиста в рассмотрении дел, но предполагается, что косвенные указания на возможность такого участия в них имеются. Речь прежде всего может идти о применении технических средств и специальных знаний при производстве осмотров и исследования письменных и вещественных доказательств по месту их нахождения (ст. 78, 79 АПК), представлении доказательств (ст. 64, 65 АПК). Но все же хочется посетовать на отсутствие фигуры специалиста в АПК. К сведущим лицам представители сторон все равно обращаются, поскольку жизнь диктует свои правила. Результатами таких непроцессуальных обращений являются письменные заключения и ходатайства о вызове в арбитражный суд того или иного сведущего лица.

Анализ практики показывает, что в ряде случаев суд по собственному почину или по ходатайству другой стороны отказывает в допросе сведущих лиц именно на том основании, что в АПК нет такой процессуальной фигуры, как специалист. При этом заключение может быть даже приобщено к делу в качестве письменного доказательства. В других случаях сведущее лицо допрашивается в суде в качестве свидетеля, что также может вызвать возражения противной стороны. Очевидно, что появление в арбитражном процессе фигуры специалиста будет способствовать объективизации процесса доказывания. Проиллюстрируем это на примере.

По адвокатскому запросу, сделанному на основании п. Зет. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", специалист в области процессуального права, теории и практики и судебной экспертизы произвела анализ заключения судебно-экономической экспертизы, назначенной определением арбитражного суда г. Москвы по делу № XXX и выполненной сотрудниками ЗАО "НКГ".

Специалисту было предложено высказать свое мнение по следующим вопросам:

1. Соблюдены ли при производстве судебно-экономической экспертизы требования законодательства, регулирующего судебно-экспертную деятельность, рекомендации, выработанные процессуальной наукой и общей теорией судебной экспертизы?

2. Получены ли в результате производства экспертизы ответы на все сформулированные в постановлении вопросы?

3. Являются ли выводы эксперта обоснованными, опираются ли эти выводы на исследования, произведенные экспертом, как того требуют законодательство и общая теория судебной экспертизы? Отвечает ли заключение эксперта, как доказательство, требованиям относимости, допустимости и достоверности, предъявляемым процессуальным законом к доказательствам?

В своем заключении специалист указал следующее. Как следует из определения Арбитражного суда г. Москвы по делу № XXX, на разрешение судебно-экономической экспертизы были поставлены два вопроса:

1. Какова рыночная стоимость 3100 штук акций ОАО "Соната" по состоянию на март 2004 г., составляющих 51% от общего числа акций, на момент заключения договора от 14.06.2000?

2. Какова рыночная стоимость одной акции ОАО "Соната" по состоянию на март 2004 г.?

Таким образом, первый вопрос касается рыночной цены 3100 штук акций пансионата по состоянию на март 2004 г., которые составляли 51% от общего числа акций именно на момент заключения договора от 14.06.2000. С этим корреспондируется и второй вопрос о рыночной цене одной акции пансионата по состоянию на март 2004 г.

Специалист отмечает, что согласно ч. 2 ст. 55 АПК эксперт обязан дать объективное заключение по поставленным вопросам. В комментариях к АПК2 прямо указывается, что "основная процессуальная обязанность эксперта состоит в даче объективного заключения по тем вопросам, которые ему поставлены". Той же позиции придерживается законодатель в ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности, где указывается, что эксперт обязан "...дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам". Ни в АПК, ни в Законе судебному эксперту не предоставляется право переформулировать вопросы, выносимые на его разрешение. Он может только обратиться в арбитражный суд с ходатайством о предоставлении дополнительных материалов.

Однако в данном случае эксперты нарушили вышеуказанные нормы федерального законодательства и переформулировали вопросы, что автоматически повлекло за собой и изменение смысла. Если из формулировки вопроса, данной судом (против этой формулировки стороны не высказали каких-либо возражений), следует, что суд интересует рыночная цена 3100 штук акций ОАО "Соната" по состоянию на март 2004 г., но при этом утверждается, что эти 3100 штук акций составляли 51% от общего числа акций, на момент заключения договора от 14.06.2000, то в формулировке этого вопроса, приведенной в экспертном заключении, весьма важная деталь "составляли 51% от общего числа акций, на момент заключения договора от 14.06.2000", была опущена. Тем самым смысл вопроса совершенно исказился. Отметая весьма существенную часть вопроса, поставленного судом, эксперты без всякой аргументации, голословно производят подмену понятий. Они приравнивают рыночную стоимость 3100 обыкновенных именных акций ОАО "Соната" по состоянию на март 2004 г. к рыночной стоимости акций, составляющих 51% от общего числа акций по состоянию на март 2004 г. Тем самым фактически бездоказательно указывается, что 3100 штук акций ОАО "Соната" по состоянию на март 2004 г. составляют 51% от общего числа акций, хотя никаких утверждений о том, что по состоянию на март 2004 г. 3100 акций пансионата составляли 51% от общего числа акций, в определении суда о назначении судебно-экономической экспертизы не содержится.

На этой бездоказательной основе в дальнейшем строится все экспертное заключение. Искаженный ответ на первый вопрос автоматически влечет и искаженный ответ на второй.

Далее эксперты в нарушение ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности, где декларируется необходимость производства полного исследования представленных эксперту объектов и материалов дела, не исследовали без объяснения причин документы, имеющие прямое отношение к вопросам о рыночной стоимости 3100 акций ОАО "Соната" и рыночной стоимости одной его акции по состоянию на март 2004 г., т.е. к вопросам, сформулированным судом.

Оставлено без внимания находящееся в распоряжении экспертов уведомление регионального отделения в Центральном федеральном округе Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 04.02.2004 о государственной регистрации выпуска ценных бумаг, согласно которому на основании распоряжения Регионального отделения ФКЦБ России в Центральном федеральном округе от 03.02.2004 осуществлена государственная регистрация акций обыкновенных именных бездокументарных эмитента - ОАО "Соната" по закрытой подписке в количестве 199 980 штук и данному выпуску присвоен государственный регистрационный номер ХХХ-000. Учитывая, что ранее уже был зарегистрирован выпуск 6060 штук акций ОАО "Соната", общее количество зарегистрированных в установленном порядке его акций по состоянию на март 2004 г. составило 206 040 штук. Как усматривается из заключения экспертов, распоряжение государственного органа - Регионального отделения ФКЦБ России в Центральном федеральном округе от 03.02.2004 не отменено и вплоть до настоящего времени имеет законную силу как акт государственного органа, порождающий гражданские права и обязанности.

Таким образом, на момент определения рыночной стоимости (на март 2004 г.) 3100 штук акций по отношению к общему числу зарегистрированных в установленном порядке обыкновенных именных акций ОАО "Соната" в количестве 206 040 штук составляли не 51%, а 1,5% от общего числа зарегистрированных акций. Это влечет и существенное снижение рыночной стоимости как 1,5% пакета до 3 235 705,9 руб. (113 416,9 долл. США), так и одной акции до 1043,8 руб. (36,6 долл. США) соответственно.

Поскольку заключение выполняли несколько экспертов - оно автоматически подпадает под признаки заключения судебной комиссионной (комиссия экспертов одной специальности) или комплексной (комиссия экспертов разных специальностей) экспертизы - ст. 21-23 Закона о судебно-экспертной деятельности, а также ст. 84, 85 АПК. Но в определении арбитражного суда г. Москвы от 14.01.2005 по делу № А40-9738/04-34-126 экспертиза назначается не экспертам, а именно эксперту. Заметим, что согласно ч. 1 ст. 84 АПК комиссионный характер экспертизы определяется арбитражным судом. Поскольку комплексной экспертизой согласно Закону о судебно-экспертной деятельности является экспертиза, производимая комиссией экспертов разных специальностей, т.е. комплексной экспертизой является обязательно комиссионная, такая экспертиза также назначается только арбитражным судом.

Но даже если бы назначение комплексной или комиссионной экспертизы было правомерным, сам текст ее не выдерживает никакой критики. Дело в том, что в заключении не оговаривается, какие именно исследования произвел каждый из экспертов, пришли ли они к единому мнению? Заключение оформлено не как заключение судебных экспертов, а как отчет об оценочной деятельности. Вместо подписей экспертов в конце заключения имеется подпись руководителя фирмы.

В заключении экспертов имеются данные, позволяющие утверждать, что исследовательская часть заключения противоречит выводам экспертов. Вместе с тем согласно ст. 25 Закона о судебно-экспертной деятельности таких противоречий быть не должно. Так, например, в исследовательской части заключения (табл. № 34) утверждается, что стоимость 100% собственного капитала ОАО "Соната" составляет 249 080 000 руб., что по принятому экспертами курсу рубля по отношению к 1 долл. США - 28,5293 руб. составляет 8 730 673 долл. США.

Сделанные же экспертами выводы никак не соответствуют ими же самими произведенному исследованию. В выводах экспертов утверждается, что стоимость одной акции ОАО "Соната" равна 35 488,39 руб. (или 1243,93 долл. США). Если данную сумму умножить на 6060 акций, то стоимость 100% собственного капитала ОАО "Соната" должна составить 215 059 643,40 руб. (7 538 202,60 долл. США), а не 249 080 000 руб. (8 730 673 долл. США), как это указано в исследовательской части заключения.

Если же принять во внимание общее количество зарегистрированных акций по состоянию на март 2004 г. - 206 040 штук и умножить это количество на стоимость одной акции, значащуюся в выводах экспертного заключения как 35 488,39 руб. (или 1243,93 долл. США), то стоимость 100% собственного капитала ОАО "Соната" составит 7 312 027 875,60 руб. (семь миллиардов триста двенадцать миллионов двадцать семь тысяч восемьсот семьдесят пять и 0,6 руб.) или 256 298 888,36 долл. США (двести пятьдесят шесть миллионов двести девяносто восемь тысяч восемьсот восемьдесят восемь и 0,36 доллара США), что почти в 30 раз превышает стоимость 100% собственного капитала ОАО "Соната" согласно исследовательской части заключения.

В заключении имеют место несоответствие данных и просто арифметические ошибки, недопустимые в таком серьезном исследовании.

1. Сравним данные раздела "Корректировка на время продажи" в табл. А "Расчет корректировки на время продажи" и табл. Б "Расчет рыночной стоимости 1 га земельных участков, находящихся в собственности ОАО "Соната"".

В таблице А

Наименование показателя

Объект оценки

Аналог № 1

Аналог № 4

Корректировка на время продажи

-

0,963

0,716

В таблице Б

Наименование показателя

Объект оценки

Аналог № 1

Аналог № 4

Корректировка на время продажи

-

0,953

0,650

2. Земельный налог на участки установлен в размере 51,84 коп. за м2. В то же время в расчетах принимается значение 51,48 коп.

3. В заключении эксперта имеют место многочисленные арифметические ошибки, например, 181 514- 181 514 х 20% - 1999 = 152 761 (по расчету специалиста итог данного выражения составляет 143 212,2).

На основании вышеизложенного специалист пришел к следующим выводам:

1. При производстве судебно-экономической экспертизы нарушены требования ст. 55, 82-85 АПК и ст. 14, 16, 17, 21-23, 25, 41 Закона о судебно-экспертной деятельности, регулирующие экспертную деятельность, не учтены выработанные процессуальной наукой и общей теорией судебной экспертизы, апробированные экспертной практикой рекомендации по производству судебных экспертиз.

2. Формулировка первого вопроса, вынесенного в определении суда на разрешение судебно-экономической экспертизы, экспертами самовольно изменена, что привело к искажению их смысла и подмене понятий. На этой основе в дальнейшем строится все экспертное заключение, что и привело к ошибочным выводам по второму вопросу, тесно связанному с первым.

3. В экспертном заключении, выполненном сотрудниками ЗАО "НКГ", имеются серьезные нарушения как процессуального, так и содержательного характера, неточности и грубые арифметические ошибки в расчетах.

Ответы на поставленные судом вопросы могут быть, по мнению специалиста, даны при производстве повторной комиссионной судебно-экономической экспертизы.

Получив данное заключение специалиста, адвокат ходатайствовал о вызове специалиста в судебное заседание. Суд отклонил ходатайство на том основании, что в АПК отсутствует фигура специалиста. При этом само заключение было приобщено к материалам дела в качестве письменного доказательства.

В таком решении трудно найти логику. Оно привело только к затягиванию процесса, поскольку в дальнейшем на основании вышеуказанного письменного доказательства была все-таки назначена повторная комиссионная экспертиза.

Судебная экспертиза назначается независимо от того, обладает ли судья специальными знаниями, поскольку фактические данные, полученные путем экспертного исследования, не могут быть отражены ни в каком процессуальном документе, кроме заключения эксперта.

Непроцессуальными формами использования специальных знаний является справочно-консультационная деятельность специалиста, например до начала производства по делу. В этой форме специалист может давать консультации адвокатам, поскольку согласно подп. 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. Производство несудебных экспертиз и исследований также относится к непроцессуальной форме применения специальных знаний.

 

avatar

Что бы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь


Комментарии (0)






Юридические вопросы в недвижимости



Сортировка по дате

Категории

Теги

Подписаться