Судебный эксперт в гражданском и арбитражном процессе

248
0

Время чтения: 15 минут

Судебный эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном гражданским или арбитражным процессуальным законодательством (ст. 79 ГПК, ст. 55 АПК), для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Закон не требует, чтобы судебная экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудниками государственных экспертных учреждений. В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми для дачи заключения знаниями. Судебные экспертизы производятся экспертами государственных и негосударственных экспертных учреждений, сотрудниками неэкспертных учреждений, частными экспертами либо иными специалистами.

Государственным судебным экспертом, производящим судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей, может быть только аттестованный сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения, создаваемого федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов РФ (ст. 11,12 Закона о судебно-экспертной деятельности). Помимо государственных судебных экспертов судебные экспертизы могут производить и иные лица, обладающие специальными знаниями и вызванные для дачи заключения1.

Действующее законодательство предъявляет к эксперту, осуществляющему судебно-экспертную деятельность в гражданском и арбитражном процессе, серьезные требования. Согласно ст. 85 ГПК судебный эксперт обязан принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться но вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением. В случае, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта либо материалы и документы непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, эксперт обязан направить в суд, назначивший экспертизу, мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение.

Та же позиция законодателя отражена в ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности. Но помимо перечисленных выше условий невозможности для эксперта дать заключение здесь присутствуют еще два: эксперту отказано в получении дополнительных материалов; современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

Как нам представляется, нормы законов должны быть откорректированы в плане отмены этого перечня, поскольку принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания противоречит российскому законодательству и принципам правового государства1. В самом деле, если экспертиза назначается судебному эксперту - сотруднику экспертного учреждения, в должностные обязанности которого согласно подписанному им трудовому договору (контракту) входит производство судебных экспертиз, то к чему законодательная регламентация обязанности явиться и дать заключение. Ведь в соответствии с трудовым законодательством (ст. 57 ТК) сотрудник судебно-экспертного учреждения подлежит дисциплинарной ответственности. Что касается частных экспертов, т.е. лиц, производящих экспертные исследования вне экспертных учреждений, а в настоящее время большое количество экспертиз в гражданском и арбитражном процессе выполняется именно частными экспертами, то они вообще не обязаны производить экспертизу и давать заключение. Принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания противоречит ст. 37 Конституции РФ, согласно которой принудительный труд в Российской Федерации запрещен, а также ст. 4 ТК.

В ч. 4 ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности отмечается, что эксперт или государственное судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от производства порученной им судебной экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы, осуществить оплату назначенной экспертизы до ее проведения. Эта норма подкреплена указанием на порядок оплаты, содержащимся в ч. 2 ст. 85 ГПК, где отмечается, что в случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной. Если речь идет о государственном экспертном учреждении, то такой порядок вполне обоснован, поскольку затраты на производство экспертизы возмещаются из средств государственного бюджета (в том числе расходы на оборудование, необходимые материалы, заработную плату государственным судебным экспертам). Если же речь идет о частных экспертах или негосударственных экспертных учреждениях, то они могут не обладать достаточными денежными или материальными ресурсами, необходимыми для производства судебной экспертизы. Поэтому, как нам представляется, в при отсутствии предоплаты данные субъекты, фактически имея возможность выполнить экспертизу, откажутся от ее производства, мотивируя это недостаточностью материалов или некомпетентностью.

В ст. 85 ГПК и ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности указывается на недопустимость разглашения сведений, которые стали известны эксперту в связи с производством судебной экспертизы. АПК не содержит такой нормы.

Законодатель устанавливает (ст. 79 ГПК, ст. 55 АПК) уголовную ответственность эксперта за дачу заведомо ложного экспертного заключения, предусмотренную ст. 307 УК. Если судебная экспертиза производится в экспертном учреждении, законодатель обязывает руководителя этого учреждения предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и отобрать у него об этом подписку. Если же экспертиза назначается конкретному эксперту, то его об ответственности предупреждает субъект, назначивший экспертизу (ч. 2 ст. 80 ГПК, ч. 4 ст. 82 АПК, ст. 14 Закона о судебно-экспертной деятельности). В гражданском судопроизводстве данная норма часто нарушается как самими судьями, так и экспертами, что приводит к негативным последствиям, вплоть до признания заключения эксперта ничтожным.

Так, например, по делу о дорожно-транспортном происшествии арбитражным судом была назначена судебная автотехническая и автотовароведческая экспертиза, производство которой было поручено сотрудникам оценочной фирмы ООО "Коне". Судья в своем определении не указала, кто из сотрудников фирмы будет производить экспертизу, и не предупредила этих лиц об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, хотя ООО "Коне" не являлось судебно-экспертным учреждением. Выбор экспертов, а также получение от них подписки о предупреждении об уголовной ответственности осуществил генеральный директор фирмы В., сославшись на ст. 14, 15 Закона о судебно-экспертной деятельности, где определены обязанности и права руководителя государственного экспертного учреждения. Однако согласно ст. 42 Закона о судебно-экспертной деятельности вышеуказанные статьи касаются только руководителей государственных экспертных учреждений и не распространяются на прочих. С учетом того, что генеральный директор предупредил экспертов об уголовной ответственности в последний день производства экспертизы, впоследствии заключение экспертов было признано ничтожным.

Лицо, выступающее в роли эксперта, обязано сообщить субъекту, назначившему экспертизу, об обстоятельствах, исключающих возможность его участия в данном деле, при наличии таких обстоятельств. Согласно нормам процессуального законодательства судебный эксперт подлежит отводу, если он хотя бы косвенно заинтересован в исходе дела; является родственником сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; находится или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК, ст. 23 АПК). Заметим, что предыдущее участие эксперта в деле в качестве специалиста не является основанием его отвода.

Основанием для отвода эксперта в арбитражном процессе является проведение им ревизии или проверки, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (ч. 1 ст. 23 АПК). То есть законодатель фактически перенес в АПК норму ч. За ст. 67 УПК РСФСР1, которая многие годы вызывала возражения процессуалистов и криминалистов2 и, наконец, была отменена в действующем УПК. Вряд ли такой механический перенос является прогрессивным. В настоящее время можно считать доказанным и обоснованным на практике, что если специалист участвует в собирании объектов, могущих стать впоследствии вещественными доказательствами, зная, что производство экспертизы может быть поручено ему, он работает гораздо ответственнее и скрупулезнее. Поэтому представляется, что эта норма АПК нуждается в изменении. Участие эксперта при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве эксперта не является основанием для его отвода.

Судебный эксперт не вправе вступать в личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования. Эксперт контактирует со сторонами и их представителями, только участвуя в заседаниях суда (ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК).

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств. Так, например, судом рассматривалось гражданское дело о возмещении ущерба в результате пожара в загородном доме. В ходе судебного разбирательства была назначена электротехническая экспертиза для установления, находились ли аппараты электрозащиты в исправном состоянии. Однако, поскольку при производстве осмотра электрощит не был изъят и приобщен к материалам дела, эксперт обратился непосредственно к ответчику, в помещении которого был установлен электрощит. Ответчик предоставил в распоряжение эксперта электрощит, который и был исследован. Эксперт сделал вывод, что аппаратура находится в исправном состоянии, но истец заявил ходатайство о признании недопустимым и исключении заключения эксперта из числа доказательств. Суд удовлетворил ходатайство.

Самостоятельным сбором материалов для экспертизы является и анализ экспертом всех материалов дела. Эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы. Но эти материалы должны быть отобраны судом (возможно, с участием специалиста). В случае, когда представленных материалов недостаточно, эксперт имеет право запросить недостающие. Но право эксперта знакомиться с материалами дела ограничено предметом экспертизы. Эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать, например анализировать свидетельские показания, иначе могут возникнуть сомнения в объективности и обоснованности заключения. К сожалению, на практике это происходит часто.

В ст. 7 Закона о судебно-экспертной деятельности законодатель подчеркивает, что при производстве судебной экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела, т.е. фактически важнейшей стороной независимости эксперта является его процессуальная самостоятельность, которая гарантируется порядком назначения и производства судебной экспертизы. Независимость судебного эксперта обеспечивается также возможностью его отвода. Независимо от того, является ли судебный эксперт государственным экспертом, сотрудником негосударственного экспертного учреждения или частным экспертом, он дает заключение от своего имени и несет за данное им заключение личную ответственность (ст. 85 ГПК, ст. 55 АПК).

Однако на самостоятельность суждений эксперта, на независимость судебной экспертизы влияют многие факторы и одних процессуальных требований явно недостаточно. Государственные судебно-экспертные учреждения зачастую подчиняются тем же органам исполнительной власти, что и следственные аппараты, органы дознания, например в МВД или ФСБ России. Такая ситуация, безусловно, отрицательно влияет на независимость как судебного эксперта, так и экспертного учреждения в целом. В реальной жизни существует множество способов оказания давления па эксперта или руководителя судебно-экспертного учреждения. Руководитель экспертного учреждения может, например, по указанию кого-то из вышестоящих начальников передать производство экспертизы другому эксперту, если вывод, сделанный первоначально назначенным экспертом, кого-то не устраивает. По закону первый эксперт может выступить со своим особым мнением, но, будучи сотрудником военизированного подразделения, где его судьба существенным образом зависит от старших начальников, сделает ли он это?

С другой стороны, реальная независимость негосударственных судебно-экспертных учреждений, частных экспертов, несмотря на то что многие из них именуют себя независимыми, далеко не всегда имеет место. В некоторых случаях экспертный вывод может находиться в прямой зависимости от суммы гонорара за проведенное исследование. Представляется, что некорректно называть судебные экспертизы, производимые в негосударственных экспертных учреждениях, независимыми, а частных экспертов - независимыми экспертами, поскольку отсюда следует, что в государственных экспертных учреждениях выполняют "зависимые" экспертизы.

Как нам представляется, выход не в обеспечении полной независимости эксперта, которая, как и любая абстракция, в условиях реального социума недостижима, хотя к ней, конечно, надо стремиться, а в возможности проведения альтернативных судебных экспертиз, в конкуренции государственных и негосударственных экспертных учреждений.

Независимость судебного эксперта обусловливается, кроме того, одинаковым уровнем требований к профессиональной подготовке государственных и негосударственных экспертов. В ст. 13 Закона о судебно-экспертной деятельности устанавливается порядок определения уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы. С этой целью в ряде федеральных органов исполнительной власти созданы и функционируют экспертно-квалификационные комиссии. Причем через каждые пять дет эксперт должен подтверждать уровень своего профессионализма в указанных комиссиях. Пока эти комиссии производят аттестацию и выдают квалификационные свидетельства только государственным судебным экспертам данного ведомства.

Негосударственные экспертные учреждения и неэкспертные организации, выполняющие экспертизы и заинтересованные в повышении своего статуса, все чаще сами осуществляют аттестацию экспертов и предпринимают попытки по подтверждению надежности используемых методик, внедряют новые формы и методы подготовки экспертов, выдают собственные квалификационные свидетельства.

В целях повышения качества экспертных исследований и вместе с тем реализации принципа равноправия сторон в современном уголовном и гражданском судопроизводстве Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте России (РФЦСЭ) ведет постоянный поиск новых процедур, упорядочивающих организацию и производство судебных экспертиз. Применение сертифицированных методик экспертных исследований, единых квалификационных требований к экспертам соответствующих экспертных специальностей в государственных судебно-экспертных учреждениях независимо от их ведомственной принадлежности, а также в негосударственных учреждениях, занимающихся судебно-экспертной деятельностью, даст реальную возможность получения при экспертном исследовании одних и тех же объектов сопоставимых результатов, характеризующихся необходимой точностью, надежностью и воспроизводимостью.

Для реализации этой цели в РФЦСЭ при Минюсте России создана система добровольной сертификации, в рамках которой уже осуществляется:

- испытание и выдача рекомендаций к использованию в судебно-экспертной практике методов, средств и методических рекомендаций по производству судебных экспертиз;

- оценка и подтверждение компетентности судебных экспертов по различным экспертным специальностям.

Заявителем на сертификацию могут быть юридические или физические лица. Для регистрации участников системы, а также выданных, приостановленных и отмененных сертификатов и соответственно организационно-методических документов системы создан единый реестр. Безусловно, система добровольной сертификации, функционирующая в РФЦСЭ, важна для практикующих негосударственных экспертов, которые тем самым могут легитимизировать свой статус как судебных экспертов. Но она имеет еще большее значение при первоначальной экспертной подготовке.

Помимо уже указанных выше прав, судебный эксперт согласно ст. 17 Закона о судебно-экспертной деятельности вправе:

- ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

- делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний;

- обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.

Важность экспертной инициативы в вопросе о привлечении к выполнению судебной экспертизы других экспертов подтверждается ч. 3 ст. 85 ГПК, но в АПК такая норма отсутствует. Однако следует подчеркнуть, что в тех случаях, когда эксперт не считает себя компетентным разрешать вопросы экспертизы, он должен не ходатайствовать о привлечении дополнительно других экспертов, но вообще отказаться от ее производства.

Поскольку суд, истец, ответчик, представители сторон и иные участники процесса могут неправильно истолковать заключение эксперта или его показания при допросе, законодатель в Законе о судебно-экспертной деятельности предоставляет судебному эксперту право делать заявления. Эта норма, как нам кажется, вполне логична, однако ни в одном из процессуальных кодексов РФ судебный эксперт не наделен таким правом. Конечно, свои возражения эксперт может изложить в процессе его допроса. Однако формально, коль скоро процессуальным законом эксперту не предоставлено право делать заявления, эти возражения заявлением не являются и могут быть оставлены без рассмотрения. К тому же инициатива в производстве допроса эксперта принадлежит суду. С другой стороны, эксперт не вправе изложить свои возражения по поводу неправильного истолкования его заключения или показаний при допросе в виде ходатайства, поскольку- согласно процессуальному законодательству, он может заявлять ходатайства только о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов. Обжаловать неправильное истолкование заключения эксперт также не может, поскольку его права как эксперта ограничены.

Рассмотрим далее иные права, предоставляемые эксперту процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК). Во всех этих нормах, как уже упоминалось выше, содержится указание на право эксперта знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету судебной экспертизы, и при определенных условиях отказаться от производства экспертизы. Помимо этого судебный эксперт имеет право:

- ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;

- участвовать с разрешения суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

- давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

- приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, ограничивающие его права.

avatar

Что бы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь


Комментарии (0)






Юридические вопросы в недвижимости



Сортировка по дате

Категории

Теги

Подписаться